Profile

p_dohva: (Default)
pan Dohva

April 2017

S M T W T F S
      1
2345 6 78
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Most Popular Tags

Коллега поделился находкой - товарищи стали перекладывать некоторые наши статьи на звук и сделали себе канал на вашем ютьюбе. Кобольтов и Аликанто подчистую слизали (наши Кобольты и Аликанто). Типа слава или пиратствующий тыринг?

Спокойствия душевного ради буду думать, что это начало мирового признания.

(no subject)

Apr. 12th, 2015 12:42 am
p_dohva: (орнамент)
Кеадас Тайгет - именно такое имя я бы дал предельно жесткому (вплоть до жестокости) военноначальнику. Жесткому и удачливому, скупому и бесхитросному, честному и несчастному.
Каменная пыль
невзрачный серый цветок, на языке племен северного Шатантана называющийся "ягиби тийхаа". Собой непримечателен и мелок. В дневном свете практически незаметен. Однако в сумерках, особенно в утреннюю росную пору, его лепестки начинают загадочно мерцать серебристо-лунным светом. Знающие люди ценят каменную пыль за то, что если утреннюю росу собрать с его чашечек и ежедневно протирать ей глаза, то начнешь видеть невидимое и чуять присутствие духов.
(Малый королевский гербарий в собрании Миранды де Фадоды)
По легенде, начало сим цветкам было положено саморазрушением статуи некоего неправильного дервиша, с десяток лет просидевшего у главного входа на столичный базар (там же и окаменевшего в сидении своем). После странного причисления оного дервиша к сонму благословенных, торопливый имам распорядился скоренько перенести ту статую на площадь Тридцати Трех Добродетелей, где для нее была поставлена основа из розового с золотыми прожилками мрамора.
Задуманное свершилось в день празнования очередной годовщины тезоименитства, но обернулось неприятным казусом: в первую же ночь после установления статуи на новое место оная рассыпалась мелкой пылью, плотно покрывшей весь постамент. А утром оказалось, что розовый мрамор основы попроростал невиданными доселе маленькими цветками, но научному сегодня называемыми каменной пылью. Необразованный же народ именует растение сие "ягиби тийхаа", якобы в память о том джиннами охваченном дервише. Между тем, всем образованным людям Халифата известно, что имя того мутноглазого оборванца до сих пор достоверно неизвестно.
(История Халифата в легендах и преданиях, собранных и обработанных Манфом абу-Салимом)
Итак, собратья мои, Ягиби Тийхаа. Это тот персонаж парадоксального сказителя, по которому нам объясняют традицию "непрвильных дервишей". Рассмотрим, что ж сие такое есть.
Про самого Ягиби Тийхаа нам ничего толком не известно, ни даты его рождения, ни места этого рождения, ни настоящего имени. Как, собстно, ни про одного из "неправильных". Знаем только прозвище, которое в корне не совпадает с характером его носителя. Что опять-таки в духе их традиции.
Согласно трактовке Эухенио Тарофа, маркиза де Маршараха (благодаря которому мир и узнал о "неправильных дервишах"), слово "ягиби" на языке одного из диких чернокожих племен означает мелкого хищника из пернатых, которого отличает самозабвенная ярость при защите своего гнезда. Эта ярость даже вошла в пословицы северного Шатантана. Сами же дервиши, как мы знаем, никого пальцем не тронут и даже собственноручно мясо приготовить не могут.
Слово же "тийхаа", по мнению того же маркиза де Маршараха, есть звукоподражание охотничьему кличу вышеописанного дневного хищника. А вот дервиши, что общеизвестно, днем молча сидят в каком-нибудь людном месте, а ночью выходят за границы поселений и начинают рассказывать свои странные сказки травам, луне и ветру. Впрочем, людей, буде такие придут, они не гонят. Видимо, в свое время тот Тийхаа не прогнал и маркиза, иначе известный путешественник и собиратель диковинок так и не познакомил бы нас с этими "непрвильными дервишами".
Интересно, что буквально в позапрошлом году, то есть пару веков спустя после выходя в свет "Побасенок Маршараха" ваш покорный слуга от бродячего чеканщика случайно услышал своеобразную легенду-предрассудок о некоей травке, которая (и травка, и легенда) совершенно особенными красками расцвечивает фигуру интересующего нас дервиша.
Старик рассказывал, что с недавнего времени гробницы нашего далековосточного соседа постигла странная напасть. Стоит поставить какому недавно преставившемуся царедворцу поставить памятник из мульского мрамора (самый почетный почет для памяти умершего), как назавтра находят это памятник разрушенным в пыль, а подставка его оказывается усеянной мелколистой травкой, почти мхом (или чем-то типа вереска). С оглядкой старик сказал, что злые языки, которых так мало осталось в Халифате, болтают, будто травка та разрушает не все памятники, а только те, которые поставлены были либо непроходимым тупица и лицемерам, либо жесткосердным самодурам и тем, у кого руки по локоть в крови. А вот известных прелюбодеев или каких казнокрадов сия напасть минует отчего-то. И вот в силу того, что теперешний халиф скорее полностью попадает под описание первых (о его собственноручных пытках еще безбородых юношей не знает только глухой), нежели хотя бы частично соответствует вторым (женщинами не интересуется и деньги не тратит, только налогами всех душит и душит), с недавнего времени в халифате буквально выжигают и посыпают морской солью все места, где появляется даже намек на эту траву. Не говоря уже про само растение. За упоминание же его, точнее за произношение народного названия этой травы, можно прямиком уродить на палю (на кол то есть). Самое же интересное, что в народе травку ту зовут "Ягиби Тийхаа". По крайней мере, старик называл его именно так - с придыханием и с большой буквы. Каждое слово.
(Sotka Magmum Studiosa - неофициальное пособие по курсу персонажной истории ближайшего Забугорья)

(первая публикация)
Забавно получается... Сейчас одну статью заканчиваю, захотел эпиграф сделать. У меня для этой цели - для эпиграфов, стишат, псевдоисследований и прочих фейков - есть несколько псевдонимов. Причем все они неким опосредованным способом связаны с фамилией. Способы замороченные и построены сугубо на ассоциативных связях, но мне нравятся. Есть, например, Ненад Гоуда - исследователь виелонского фольклора, теоретик-мифолог, выведший в свет ряд малоизвестных "бестиарской общественности" списков физиолога. Есть Ягиби Тийхаа - один из неправильных дервишей, известных своими баснями и притчами для растений, животины и стихий. А есть и Аий Оршуо - непонятый современниками поэт, всю жизнь писавший одну поэму.
Вот в его уста я и захотел вложить слова эпиграфа к той статье. Но забыл, какое произведение ему приписывал. Было лень самому шерстить статьи бестиария, да и не помнил я уже, где из него цитаты. Погуглил. Офигел. Оказывается, Оршуо уже не мой! Его уже внесли в скрижали и разобрали на цитаты. И хоть бы один гад ссыль кинул, откуда что брали. Зато сокрушаются, что "подробной информации об этом авторе у нас нет".
Написать им что ли что-нить такое, забористое? )))
Самым популярным из Оршуо оказалось следующее:

Если оборотнем станет маньяк, получим кровожадную тварь; если оборотнем станет подлец, получим жестокого разбойника; если оборотнем станет алчный человек, он станет держать в страхе и подчинении многие селения…; Пусть уж лучше оборотнями будут шаманы - они хоть под все это подведут идею служения духам.

Это сорвали с людей-леопардов.
Вот это уже из оборотней-яломиште:

побывал в Валахии -
слышал охи-ахи и
видел (ох, поди ж ты!)
лисов-яломишты...

А вот из нагов:

Тебе, королева, осанну пою,
Твоим четырем клинкам.
Тобой ослеплен я в последнем бою,
Гибель принесшая нам.

Лишь мельком я видел мельканье мечей,
Редивших наши ряды.
Я видел. Я понял. И стал я ничей...
С тобою иду - на ты.

Княгиня-нагиня, я только один,
И рук у меня лишь две,
Но всем я клянусь, в оба гляди,
Жди в гости меня - к себе.


Так прикольно! )) Надо двигать Оршуо в массы - не забывать про эпиграфы!))))))))))))))))

Мдя, шутки мне удаются лучше серьезных вещей.

Типа синдикат

RSS Atom

Раскрыть кат

No cut tags

Стиль-кредит